Hysteria.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hysteria. » Архив игровых тем » I can see you everywhere i go.


I can see you everywhere i go.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Название отыгрыша: I can see you everywhere i go.
Действующие лица: Nicole Archibald and Augustus Rookwood
Предыстория: Маленькая девочка в изодранных чулках, маленькая девочка с кровью на щеке. Кровь не ее, но от этого не становится легче. Она все ждет, что он вернется, онa все ждет, что он придет за ней или к ней, что он вернется просто, что живой.
Взрослый мужчина, ему за тридцать. Он сражается не за Темного Лорда, не за чистую кровь, а за нее – за маленькую девочку, что ждет его у черта на рогах. Он сражается, чтобы стать свободным и чтобы поцеловать ее, еще не округлившийся живот. Он сражается, чтобы воспитать сына. Он проливает свою кровь, чтобы не быть трусом.
Любит ее, как самое дорогое сокровище.
Место действия: Хогвартс 1998 года —> Лангедок-Руссильон, Франция 1998 года.
Время действия: Магическая Война 1998 года.
Рейтинг: NC-17
http://savepic.su/3517187.gif

Отредактировано Augustus Rookwood (Пн, 14 Окт 2013 04:06)

+3

2

Я запомню это н е б о
В отражении исчерканных витрин
И  в о й н у дождя и света
И в  г л а з а х   з е л е н ы х стелящийся дым
Я запомню дни  б е с с о н н и ц
И без слез  п р о щ а н и я, и обиды б о л ь
Вечно уходящий  п о е з д
Расстояния, что  д е л я т нас с тобой


Все вокруг буквально разрушалось в считанные секунды. Языки пламени обжигали ладони, если пробежать рядом с ними слишком близко. Голос Темного Лорда все еще звучал в голове, иногда казалось, что вот-вот в спину мужчины ударит проклятье, то самое, смертельное, опаляя зеленым светом безжизненные глаза. Но этого не происходило, поэтому сбивчивым дыханием отдаваясь в сознании, Августус спешил к той, кого хотел защитить от войны, которая опускала свои огромные лапы на замок, заслоняя всякий свет.
Ворвавшись в собственные покои так, словно жизнь обрывается через минуту, и за шестьдесят секунд нужно успеть обойти весь мир пешком, пожиратель без труда разрушил сонный храм своей любимой женщины. Она сидела в кресле у камина, такая домашняя и теплая, что казалось, будто грядущая война не коснется их маленького убежища.
Руквуд хватает со шкафа чемодан и бросает его на стол, раскрывая и складывая свои работы по переводам древних текстов. Девушка немного растеряна, правда, ее бездействие в ответ на твой призыв собираться, уже мысленно тобою раз двадцать обруган. Она всегда упрямится, когда Августус просит ее сделать что-то так, как он хочет. За эти полгода, что они встречались под покровом ночи, аппарируя за пределы Лондона и Англии, разгуливая по улицам Франции, заходя в кафе и запивая виски улыбки и игры в папу и дочку, пожиратель пережил, пожалуй, больше, чем за всю свою жизнь взаимоотношений с женщинами. Слишком своевольная, слишком сильная, слишком родная, чтобы ломать ее под свои стереотипы, да и зачем это нужно? Он не задумывался над этим никогда, разве что во время ее странной выходки с таблетками, когда она вдруг решила, что ребенок разрушит их с Руквудом жизнь.
Ребенок… Ребенок это… Это было удивительным удивлением, не больше и не меньше – Августус не думал, что станет отцом, не думал, что не сможет в последствии отказаться от этого ребенка. Не думал, что станет отцом, будучи Пожирателем, но определенно стал понимать уже тогда, что в случае победы Темного Лорда, его сыну будет не суждено родиться. Как и дюжине других детей, которых матери носили у себя под сердцем, пытаясь сберечь.
В чемодан было брошено несколько самых необходимых вещей. Точнее, эти несколько вещей и составляли тот самый гардероб Руквуда: пара свитеров, несколько рубашек, ботинки из черной кожи дракона и любимые запонки с серебристо-черными змеями. Николь и вовсе не успевала в такой ситуации собрать свои вещи, потому что они попросту остались в гостиной факультета.
Мучаясь от слишком громкого тиканья часов, которые слишком крепко Руквуд закрепил на запястье, мужчина расхаживал по кабинету, дожидаясь, пока девушка наконец соберется. Женщины!
Внезапная мысль о том, что хрупкие вещи больше всего нуждаются в защите и опеке, Августус устремляет свой внимательный взгляд на девушку. Она уже женщина, но если смотреть на нее глазами пожирателя – еще совсем ребенок. Испарина, выступившая на лбу, говорила только о страхе перед будущим: воспитатель из Августуса был совсем никудышный, это он доказал уже всем студентам со всех факультетов, но в большей степени, конечно же, самому себе, когда стал встречаться со своей ученицей.
Рыжие волосы приковали к себе взор мага. Он всегда попадал в плен из ее волос, которые умудрялись сплетаться в его сознании в сети. И он падал в них. Падал и закрывал глаза, чтобы вдохнуть полной грудью и поддаться мимолетной слабости – уткнуться носом в макушку любимой женщины, сжимая хрупкие плечи ребенка. Руквуд желал ее, как женщину, как свою женщину, но боялся причинить ей вред, поэтому старался избегать прикосновений и сближения расстояния. Особенно, когда был пьян. В такое время маг был малообщителен, зато излишне изворотлив и активен, так что вполне мог поддаться искушению и уложить волшебницу на лопатки, плюя с высокой колокольни на эту войну.
— Мисс Арчибальд, — тихо произносит Руквуд, вдыхая приятный аромат волос студентки, - ему все еще нравится называть ее на «Вы». — Правда или вызов?
Не лучшее время и не лучшее место для игры, но по-другому он просто не мог. Слишком умна эта девушка и слишком упряма, так что не отпустит его одного сражаться на войне. Пусть и за нее, пусть и за его сына или дочь, не пустит. А он не мог позволить ей пострадать из-за того, что когда-то давно, пойдя в Пожиратели со скуки, он автоматически поставил крест на самом себе. Николь была его спасением, единственной, кто исправлял его, кто заводил крошечным ключиком механизмы его чувств.

Отредактировано Augustus Rookwood (Ср, 16 Окт 2013 03:35)

+6

3

Я запомню наши л и ц а,
Ф о т о г р а ф и и  в кабинке у кино.
И  в р а г и  устанут злиться
Р о л и их уже расписаны д а в н о.
Пусть в гербарии с ю ж е т о в
Не  н а й т и  т о г о, где станет мир другим.
Где-то заблудилось л е т о
Твоя р у к а в моей руке и д е м за ним.


Мы боимся тех, кто живет под кроватью, темноты, грозы, холода, страшных снов. Но больше всего мы боимся, когда кто-то твердо и спокойно говорит самые больные в мире слова, полушепотом, режущим бензопилой с затуплеными зубьями, рвущим на тысячи маленьких обрывком.  Говорит нарастающим шелестом, делая акцент на самых сильных словах и раскладывая свое словестное домино тяжелыми змеиными кольцами. Гул от слов Темного лорда в голове все еще не отпускал заложенные уши и образовавшийся ком в горле, будто перекати-поле застрявший между вдохом и выдохом. А ведь он повторял одни и те же слова, только вот каждый в них нашел свой собственный смысл, и от этого не стало легче. Кто-то трусливо пекся о собственной шкуре или даже репутации, а кто-то о людях, которые были теми самыми пазлами, составляющими желание идти и бороться до конца.
Николь не была исключением, успев в одной минуте голосового компромиса Темного лорда, отчетливо увидеть, что будет со всеми теми, кто ей дорог, в случае их поражения. Хотела ли она сдать Поттера в течении отведенного на жизнь часа? Нет, ведь кем он не будь, этот мальчик в вечно потрескавшихся очках, но еще ни разу его действия не были направлены против кого-либо, кроме Темного лорда. Хотела ли она сдаться и погибнуть смертью героя? Нет,  дракл подери этого самотитулованого лорда, эта упертая рыжая девочка не отдаст так просто свое счастье, свою семью, себя, его  и их будущего сына. И даже если потом до последнего вздоха страхи и воспоминания этого дня и ночи не будут давать покоя, то и дело всплывая ранами, которые невидимые руки будут разрывать, полюбовно посыпая солью. Они обязательно справятся, а она сделает все, чтобы даже самые острые осколки правильного выбора пути впивались как можно меньше. Стягивая светящейся нитью своего теплого смеха и улыбки  тех, кто живет под кроватью. Разгоняя темноту задорными светлячками бликами в огненных волосах. Уверенно захлопывая тонкими теплыми и нежными пальчиками створки окон от грозы и холода. Цепляя невесомым ловцом снов всю темную и вязкую бездну, заставляющую вскакивать среди ночи. Это слишком сильное и неприодолимое желание настолько поглотило Николь, что наверное еще несколько минут, и девушка покинула бы уютное кресло у камина и небрежно заплетя роскошные волосы в две забавные косички, ограбила бы первого попавшегося рыцаря на постаменте на доспехи и меч и отправилась бы в самое пекло боевых действий. Как самый стойкий оловянный солдатик.
Но внезапному порыву храбрости перед своим будущим помешала чуть ли не слетевшая с петель дверь и влевший в покои Августус. Спрашивать, почему он так поспешно начал собираться, судорожно путаясь пальцами в защелках на чемодане, пергаментах с переводами, свитерах, мантиях, летящих из шкафа друг на друга в беспорядке, лишь немного сдвигаемым одной рукой, чтобы чемодан закрылся, было бесполезно. Впрочем, как и упираться, оспаривая безопасность этого маленького бомбоубежища.
но куда мы пойдем? Как покинем стены Хогвартса незамеченными? Может есть какая-то лазейка или отвлекающий маневр?
Глядя на то, как ее бесценное сокровище поспешно собирается, Николь только сейчас осознала, что все ее вещи из повседневной жизни остались в факультеской гостиной. Тут же были приятные и греющие душу мелочи, как магниты из разных стран, которые полюбовно собирал путешественник, выделив каждому свое место на белоснежной дверце морозильного маггловского изобретения. Мелочи, которые складывались в красивое выражение "наши" воспоминания.
Схватив школьную сумку и освободив ее от учебников и пергаментов, Николь постаралась уместить туда все самые близкие и нужные мелочи, закончив сборы аккуратно сложенной теплой мантией и шарфом.
Правда или вызов. И снова врасплох. Она наверное никогда не сможет предугадать заранее, когда Руквуд произнесет эти два слова, соединенные диалогом-механизмом, запускающим игру.
- Правда - она останавливается у письменного стола, внимательно глядя на мужчину, встречаясь с ним взглядом. Внезапно приходит осознание того, что ее мысль о том, куда они будут бежать, где будут прятаться и как уйдут незамеченными, ошибочна.
Бежать будет только она и прятать он будет только ее. Вот почему так мало вещей было сброшенно в чемодан.
Нет! Нет, я так не согласна. Не хочу - Николь роняет сумку на кровать, забывая и нарушая правила игры этим своим бунтом. Она просто не может отпустить его туда, где до третьей мировой не хватает только самолетов в небе и бовых кораблей, избивающих школьное озеро до дыр, как решето.

+1


Вы здесь » Hysteria. » Архив игровых тем » I can see you everywhere i go.