Hysteria.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hysteria. » Архив игровых тем » Обои с лошадками™


Обои с лошадками™

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Название отыгрыша: Обои с лошадками™
Действующие лица: Торфинн Роули, Августус Руквуд и Темный Лорд (как NPC)
Предыстория: Руквуд и Роули налажали при рейде на магазин братьев Уизли, и теперь наказаны. Лорд заставил их делать ремонт, без использования магии, а лишь пользуясь маггловскими инструментами.
«—Вот если кто и умеет оказываться не в том месте и не в то время, так это мы с Роули. Наехали тут на кого не надо и попали..реально. Ищет полиция, ищет и Орден; ищет нас Лорд и другие ПСники, ищут давно, но не могут найти...ДВУХ ИДИОТОВ ЛЕТ ТРИДЦАТИ!»
Место действия:  Маггловская квартира, маггловский магазин, маггловский подъезд
Время действия: Зима, декабрь. Выпал первый снег. (this is SPARTA!)
Рейтинг:WARNING! Адский стеб!

Отредактировано Augustus Rookwood (Вт, 30 Апр 2013 11:03)

+6

2

Не знаю, как мы еще могли так оплошать, чтобы нас наказал Лорд… Не знаю, в курсе ли он, но мы совершенно далеки от мира магглов! Я – чистокровный маг, в гриндилоу знает каком поколении, Роули, похоже, тоже. Из всего этого следует, что инструментами, которые плавали в ведре с водой, мы могли только забить друг друга до смерти, чтобы не мучиться, но Господин наложил на шпатель и другие предметы строительной утвари, заклинание, которое не позволяло нам с Роули причинить друг другу вред.
- Знаешь, - начал я, - три табуретки над уровнем пола, это, конечно, весело, но… не мог бы ты во-о-он ту штуку убрать из зоны поражения? Вдруг я упаду, и не на тебя?
Роули злобно метнул в меня молнию, когда понял, что ему тоже придется карабкаться на «три табуретки над уровнем пола», но я не собирался сдирать все это один, так что, друг, крепись. А знаете, самым страшным из всей этой гестаповской экзекуции, было то, что Темный Лорд смотрел телевизор (МЕРЗКАЯ ГРЯЗНОКРОВКА!) в соседней комнате, пил чай и ел пряники с шоколадной начинкой. Своих чернорабочих он кормил…НЕ КОРМИЛ, но бунтовать против этого мы боялись. Воландеморт пообещал, что если мы не будем ржать и быстренько закончим с отшелушиванием от стены старых обоев, он щедро отпустит нас в магазин. Но не дай Мерлин мы сбежим… продолжение, мы с Роули сами додумали и подумали, что лучше будем хорошими (по мере возможности) мальчиками.
Комната, кстати, была небольшая. Маггловская квартира вся составляла не больше пятидесяти квадратов, а эта комната, в которой мы были заперты, насчитывала примерно двадцать квадратных метров. С одной стороны, мы были Лорду очень благодарны: комната, это не парадная зала в особняке Руквудов. По ширине и длине, в залу могло поместиться штук триста таких вот квартир. Короче говоря, мы опять попали.
- Как считаешь, легкая наркомания, которую мы, как пить дать, будем нести минут через двадцать, после того, как смиримся с нашей участью, будет занесена в магические летописи, чтобы наши с тобой дети ужасались при прочтении? – Спросил я у Роули, как заправский стрелок кидая в пластмассовое ведро красный, железный валик.
- У меня не будет детей, а если будут… - Торфинн злобно хихикнул, - Я буду воспитывать их в лучших традициях идиотов!
Сложно было отреагировать без смеха, как и мне, сейчас, описать мою реакцию. Вначале я рассмеялся, но хрупкое сооружение подо мной стало шататься, и я понял, что умру не в бою с Орденовцами, а от падения с трех метров в ледяную воду, которая выльется из ведра, которое я тоже опрокину, активно жестикулируя руками (и ногами), во время полета (надеясь, взлететь, видимо). Совершив несколько червеобразных движений тазом, я восстановил равновесие и облегченно выдохнул. За моей спиной так же облегченно выдохнул второй каторжанин.
- Балда! – Гаркнул он и огрел меня по голове свернутыми в трубочку обоями.
Я прыснул, а затем понял, что в своем «танце» провел шпателем по шпаклевке и вдохнул изрядную порцию пыли. Громогласно чихнув, я слетел с табуреток со скоростью турбины самолета и снес Роули. Он, чертыхаясь и гневно матерясь, разлил ледяную воду, которая стремительно текла ему в штаны и под рубашку. Бедный, бедный Торфинн. Ну хоть я не вымок.

+7

3

- Вы должны сделать ремонт в этой комнате, ободрать обои и наклеить новые, - слова Темного Лорда звучали, как куски земли, которые падали на крышку гроба, внутри которого был Торфинн и Августус, - А теперь за работу! – рявкнул безносый и захлопнул двери.
Минута тишины. Шестьдесят секунд на осознание как сильно мы вляпались и что из этого последовало. Роули посмотрел на своего товарища, который верным взмахом шпателя превратился из боевого в строительного. Лицо Августуса горестно вытянулось, и теперь чистокровный маг больше походил на мальчика, которого родители «прокатили» с рождественским подарком, приобретя для чада не долгожданную метлу, а огромный фолиант «Приведения Англии». Торфинн похлопал приятеля по плечу и торжественно преподнес ему леденец на палочке, магглы его  называют, вроде, чупа-чупс. Августус не растерялся и, едва справившись с упаковкой, отправил леденец в рот.
- Знаешь, - Руквуд начал вещание, уперевшись пальцами в потолок, чтобы не слететь с импровизированной стремянки, - три табуретки над уровнем пола, это, конечно, весело, но… не мог бы ты во-о-он ту штуку убрать из зоны поражения? Вдруг я упаду, и не на тебя?
- И было бы очень хорошо, если бы не на меня, - Роули пнул ту «штуку» в самый дальний угол комнаты, - Ну, чем быстрее сделаем, тем быстрее пойдем в магазин за холодной газировкой.
Торфинн забрался на свой «пьедестал», балансируя и мысленно завещая все свое добро идиоту, который стоял рядом. Обои отклеивались тяжело, поэтому приходилось вечно слезать и бегать за мокрым валиком, чтобы хоть как-то облегчить себе работу на высоте трех табуреток.
- Как считаешь, легкая наркомания, которую мы, как пить дать, будем нести минут через двадцать, после того, как смиримся с нашей участью, будет занесена в магические летописи, чтобы наши с тобой дети ужасались при прочтении? – Августуса, похоже, уже понесло в далекие дали, что, собственно, не удивительно, учитывая все те потрясения, которые пережили эти два пожирателя за последние сутки. Ответ сформировался в голове мгновенно, и Роули, не задумываясь о последствиях, произнес, мерзко хихикая и потирая руки, как доктор Зло:
- У меня не будет детей, а если будут, то буду воспитывать их в лучших традициях идиотов!
Августус рассмеялся и едва не оступился, поэтому начал делать опять какие-то странные телодвижения, явно стараясь не встретиться с железно-бетонным полом. Роули уже был готов поймать своего друга, решившего поиграть в белку-летягу, но Руквуд нашел точку равновесия и, вроде, остался стоять на табуретках. Страх отпустил, и Торфинн не нашел ничего умнее, чем схватить самый легкий рулон обоев, чтоб случайно не зашибить Августуса, и заорать, одновременно делая леща рулоном:
- Балда!
Руквуд ошибочно решил, что он  –  Шаттл и поэтому ему срочно необходимо отправиться в космос. Увы, центробежную силу Земли он не преодолел, поэтому, с горя, решил сбить меня. Мол, падать, так вместе. И упали. Пирамидкой. Снизу – Торфинн, сверху – Шаттл, в смысле, Руквуд.
– Ах, ты… Косо-Руквуд, - Роули не знал, что именно ему делать: топить в ведре с клеем своего горе-приятеля или оставить так, как есть, – Смари!
Теперь был мокрый и Августус, не успевший никуда отпрыгнуть до того, как Торфинн выплеснул на него остатки воды. Теперь вместо ругани была тишина, потому что мужчины прислушивались к тому, что происходит за дверью. Шагов слышно не было, как и крика «АВАДА КЕДАВРА» из-за двери. Только звуки «Кривого зеркала», доносившиеся из динамика телевизора.
– Пока мы тут не поубивали друг друга, хотел тебе сказать, что ты, - Роули хихикнул, заглядывая в ведро, – Похоже, пробил валиком дно ведра. Давай скотчем залепим?
Скотч они искали минут десять, перепираясь и обзывая друг друга. В итоге замотали так, что самого пластика, из которого было сделано ведро, видно не было. Все было обмотано скотчем.

+7

4

Сумасшедшая идея из уст Роули прозвучала не такой банальной, потому что я узрел, как вода с угрожающей нашей сохранности быстротой начала покидать вногострадальное ведро. К слову, обои в комнате у Лорда были плотными, блестящими и просто так их было не отодрать – всегда оставался второй, нижний слой. И мы решили мочить их, чтобы было проще. Знатно мочить. Очень знатно. Очень скоро на стенах образовались темные подтеки на манер кровавых пятен, только были водяными.
— Давай! — Возбужденно воскликнул я, вооружившись малярным скотчем. — Поднимай таз!
Я размотал скотч, чтобы длина ленты едва позволяла мне держать руки разведенными и не напряженными. Затем, приляпав ударом ладони к поврежденному месту ведра этот злосчастный скотч, я стал обходить Роули вокруг, приговаривая весьма мерзким тоном и похихикивая:
— В лесу родился Роули, в лесу он жил и рос… Пока он Повелителю, на Потти не донес. — Сделав небольшую, драматичную паузу после вдохновенного экспромта, я рассмеялся и сквозь выступившие слезы, добавил: — Все бывает в первый раз, правда друг?
Делать было нечего: смеркалось, а мы все еще не закончили обдирать первую половину стены. Первую половину первой по счету стены. А их, как вы наверное уже догадались, было четыре. Ко всему прочему, обойная масса на полу пугающе быстро смочилась водой и стала прилипать к ногам. (Как выяснилось позже, первоначально масса прилипла к полу. Намертво.) Роули подозрительно затих и не делал никаких телодвижений: толи злился и подавлял в себе волну гнева, толи смеялся, тоже подавляя безумный хохот в глубине души. Тем не менее, я подумал, что это странно: Роули, и молчит? Что-то новенькое. Поэтому пододвинув свою массивную конструкцию к подоконнику, вскарабкался на нее и воззвал к богам с ведрами:
— Пида-Роули, помоги мне, что ты замер, как горгулья? Ч…! Бл…! Мать твою! —  не успел закончить фразу, как конструкция качнулась, одна из табуреток вылетела у меня из под ног и я едва успел схватиться за карниз: — Помогите, тону! Роули, мать твою за ногу, поймай меня и подержи, лесной житель без рогов!
В принципе, я был уверен, что друг спасет меня даже, если потом самостоятельно изобьет за подобные выражения, но, согласитесь, это было очень весело. Я всегда любил доводить Роули. До смеха, до гнева, не важно – за ним было забавно наблюдать, и вообще, с ним всегда было весело. Это тоже забавно. Но более всего меня волновал карниз, который угрожающе хрустнул и посыпал мне в рот приличную порцию цемента и известки.

+4

5

Чем дебильнее была идея, тем охотнее она воплощалась в жизнь. И чаще всего руками не самого Роули. Глядя, как друг, подпевая, наматывает круги из скотча на ведро, Торфинн понимал, что подал именно такую мысль. Хотя, чуть позже она оказалась не такой дурацкой, потому что вода из ведра течь перестала, то ли от того, что воды там уже не было, то ли от того, что саму емкость украшал огромный слой скотча, закрыв полностью ярко-красную пластмассу.
Смеяться было нельзя, потому что в коридоре раздавались шаркающие шаги, возвещая о том, что Лорд куда-то прошел. Или ушел. Или еще вернется. Ругаться хотелось, особенно когда Роули поднял ногу, чтобы сделать шаг. К тапкам прилип массивный ком мокрой бумаги, сопровождающий все действия характерным чавканьем. Торфинн хрюкнул в кулак и засунул голову в ведро. Так бы и простоял, изображая торшер, но Руквуд, решивший покорять до сего дня закрытые для него горизонты, на порче чужого ведра не остановился. Конечно, Роули вообще сомневался по поводу того, что эта хлипкая конструкция, прибавлявшая несколько фунтов в росте мужчин, вообще выстоит. И не ошибся. Сначала характерный звук падения, а после ругательства друга.
— Пида-Роули, помоги мне, что ты замер, как горгулья? Ч…! Бл…! Мать твою! Помогите, тону! Роули, мать твою за ногу, поймай меня и подержи, лесной житель без рогов!
Торфинн снял ведро с головы и помчался с Руквуду.
— От Косо-Руквуда слышу! — Роули, путаясь в мокрых обоях, засыпая всех и вся очень «лестными» комплиментами, поставил ноги Августуса на подоконник, а после стал придерживать его за поясницу, — Ну че? За едой не идем, я смотрю. Ты уже наелся? Жмот, сам жрешь, мне не даешь.
Мужчине было не все равно, как убьется его напарник. Но смерть от падения вниз головой с высоты подоконника маггловской квартиры — это как-то не очень. Потом Роули задумался, как они выглядят со стороны, допустим, тех, кто мог бы наблюдать за ними с улицы. Осознание пришло незамедлительно, вызвав у Торфинна приступ сначала тихого смеха, который быстро перерос в неуправляемый, истерический гогот.
— Я понял, я понял, на кого мы похожи! — Роули с силой выдавливал из себя слова, но не был уверен, что друг его поймет, — Я понял! — желание отпустить Руквуда и поваляться на спине от хохота стало невыносимым, — Мы балерины!
Роули  был уверен, что удержит товарища, но не уверен был в том, что после не огребет за балерин по макушке. Торфинн был простить любое свое прозвище, если его давал друг, в конце концов, они были здесь вдвоем, а из этой комнаты они вынесут много воспоминаний и впечатлений.

+3


Вы здесь » Hysteria. » Архив игровых тем » Обои с лошадками™