Hysteria.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hysteria. » Архив игровых тем » Burn it to the ground


Burn it to the ground

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Название отыгрыша: Burn it to the ground
Действующие лица: Augustus Rookwood, Joy Ghost и те, кто присоединиться к процессу.
Предыстория: Я должен разработать печать, чтобы она связывала нас, как Пожирателей связывала с Темным Лордом, но я не буду пользоваться такими методами. Рунная печать вполне сойдет.
Место действия: Окраина Лондона, дом Руквуда и пристанище Ловцов разума.
Время действия: Март 2020 года, восемь вечера.
Рейтинг:nc-21

+2

2

Огромное поместье отца Руквуда осталось заброшенным, и даже наследник не может там появиться, благодаря чертовым гонениям со стороны Министерства, которое вроде бы и ложное, вроде бы и в рамках нынешнего закона, но на лицо деспотизм и истребление всех, кто слишком высоко поднимет голову.
Руквуд не успел поблагодарить отца, за то, что они вернулись в Англию, за то, что тот буквально подарил ему образование в стране, в которой он должен был расти и жить припеваючи. Впрочем, это мелочное, неважное. Днем ранее пришло письмо от школьного друга, с которым Руквуд, по идее, не особенно общался. Однако ему всегда был интересен этот парнишка, так много умеющий, такой…невоспитанный? Да, именно такой. Абсолютно никакого воспитания, там им даже и не пахло, впрочем, это никогда не мешало. Возможно, именно это и склоняло Джоя на сторону Августуса и его, тогда еще не до организации.
Руквуд поднял бокал виски, отрывая донышко от столешницы, и прильнул губами к краю, перечитывая письмо. У Госта был прекрасный почерк, который никогда нельзя было спутать с кем-то другим. Однако, в последнее время письма стали приходить на мятом пергаменте, будто бы Джой писал их находясь в дороге, и чаще всего это были обрывки или обрезки большого листа. В этот раз, Руквуду посчастливилось держать в руках настоящий пергамент, а не его многострадальную часть, правда он был мятый и не совсем чистый, но суть письма друг передавал очень четко.
- Ну что ж, Джой Гост, я жду тебя. – Мужчина опустил стакан обратно на стол и с улыбкой свернул пергамент в трубочку, перевязывая его серебристой ленточкой.
Свернутое письмо полетело в ящик стола, а затем он был закрыт на заклинание, как обычно использованное невербально.
Дом, а в частности кабинет, поглотила тишина, которая так нравилась магу. Он любил полумрак своего кабинета в Хогвартсе почти так же, как любил и мрачный, аскетичный дом, на окраине Лондона.  Обычно в нем было холодно, так как все окна были открыты настежь, а влажный и промозглый ветер раздувал белоснежную тюль во всех комнатах, начиная с кухни. Батори это очень не нравилось, а вот Руквуду было вполне комфортно. Он мог курить, не заботясь о запахе табака, и по большому счету не заботясь даже ни о чем так сильно, как о собственных делах.

+7

3

Внешний вид: Джинсы, рваные на коленях; черное пальто с шипами-клепками на плечах; на шее кулон в виде пера (материал: платина) ; черные берцы с железным мысом; под пальто одета белая майка, поверх нее - клетчатая рубашка. На шее небрежно повязан шарф.
С собой: Волшебная палочка; бумажник; бутылочка лауданума; аспирин.


Очередной, разорванный наспех, пакетик с белым порошком. Высыпанное на тыльную сторону ладони «белое золото» вызывает почти инстинктивное желание вдохнуть порошок поскорее. Затем быстро стереть с ноздрей остатки «счастья», а точнее его дорогого, но качественного возбудителя и направиться вперед по тропе к загородному, и обшарпанному дому.
Глубокий вдох раз за разом приносит немыслимое удовольствие и настоящее счастье. За дверью, казалось бы, скрипучей и не очень безопасной, скрывается настоящий, что ни на есть друг. Друг Госта со школьных лет. Точнее, изначально они и близко не были друзьями, слишком уж Руквуд был правильным, слишком умным, слишком идеальным слизеринцем, который всегда знал цену себе, своим словам и своим поступкам.
Он всегда умел и находил выход из сложной ситуации, всегда знал, как решить ту или иную проблему. А уж как он играл в квиддич? Извините, не играл, а тренировался с командой. Никто не мог понять, почему такой восхитительный «наездник» на метле постоянно отказывается выступать за команду своего факультета.
По-началу, его многие остерегались. Находились даже те, кто издевался и откровенно подшучивал над ним. Но прошло всего несколько лет, и Августус стал завоевывать уважение остальных студентов. Именно тем, что казался всем сильным по духу и по физическим свойствам. Вскоре стал старостой и обрел настоящую популярность. Именно тогда они с Джоем и познакомились: девушки. Они всегда делили девушек, даже в школе. Специфика выбора, с которым Августус подходил к «делу», не оставляла Госта равнодушным, а чуть позже выяснилось, что Руквуд действительно знает толк в женщинах. Этот маг выбирал самых страстных, красивых и бесстрашных девушек. Его никогда не интересовали пустышки на одну ночь – для этого он отправлялся в бордель. В обществе он появлялся только с самыми популярными лицами «Victoria Secret», и никаких других, после чего возымел некоторую популярность у прессы и в целом.
А теперь вот, Гост решил поучаствовать в авантюре своего друга, на свой страх и риск. На сто процентов зная, на что он идет.
- Верность идее. – Спокойно произносит Гост, поправляя волосы, стоящие «ежиком».
Дверь открывается сама собой и Джой проходит в гостиную, отделанную красным деревом. Руквуд всегда любил роскошь и знал толк, как в одежде, девушках, еде так и в жилье. Дом снаружи казался настоящей развалиной, но внутри это был почти дворец.
А вот и владелец.
- Руквуд, - Гост улыбается, широко и дружелюбно, при виде старого друга. Затем, не выдерживая, бросается к нему и заключает в объятья, похлопывая по спине. – Здравствуй, дружище. Как поживаешь? Слышал, у тебя новая избранница! Кто она? Мне даже интересно.

+7

4

Внешний вид: Черное пальто из крепа, блузка, джинсы и замшевые сапоги на каблуке.
С собой:
ВП, две банкноты по 50 долларов, 20 галеонов и две мятные карамельки.


- Да где же эта чертова блузка? – день у Лизабетт не задался с утра.
Мало того, что почти два дня она пролежала с температурой, проклиная сквозняки и белый тюль, кстати, последний она ненавидела больше, чем холод. Но выразить это не могла. Пусть Августус считает, что ей не нравится, когда окна распахнуты, и ветер гуляет по дому. Зато ей нравилось вдыхать дым от его сигарет. Так Лизабетт, да и Виктория стали пассивными курильщицами.
Rescue me. Show me who I am, cause I can't believe this is how the story ends. Fight for me, if it's not too late. Help me breathe again. No, this can't be how the story ends...
Песня крутилась уже неделю в голове, а всего лишь стоило зайти в магазин за бутылкой с водой и постоять в очереди. Крутилась и даже не думала вылезать из головы. Подло с её стороны. Но не сказать, что Лиз она не нравилась.
- Нашла! – девушка победно завопила и закашляла.
Блузка была застегнута, позже была найдена бутылочка с зельем, снимающим все «приятные» дополнения к простуде. Лиз поморщилась и выпила содержимое склянки. Она, конечно, уважала зельеваренье и травологию, но не в такой форме.
И как только больные в больнице Святого Мунго систематически пьют таблетки?
Безумно хотелось спокойно поесть, но время поджимало. Руквуд не любил, когда кто-то опаздывал, а Батори не любила, когда Руквуд злился. Погладить кота на прощание, закрыть все окна и двери, взмахнуть палочкой и переместиться к знакомой двери.
Как магглы обходятся без магии? Аппарация – лучший способ добраться до пункта назначения.
- Верность идее, - эти слова стали привычными для Лизабетт.
Сколько ночей она провела тут? Она не могла знать точно, но знала, что немного. И первый раз приходит, потому что Августус решил собрать Ловцов. Не хилый такой повод.
Дверь отворилась так же бесшумно, как и всегда.
- Руквуд! Здравствуй, дружище. Как поживаешь? Слышал, у тебя новая избранница! Кто она? Мне даже интересно.
Незнакомый голос.  Лизабетт не насторожилась. Без пароля невозможно было войти в этот дом, Руквуд как-то демонстрировал это. Лиз до сих пор была под впечатлением.
Августус смотрит на незнакомого Батори мужчину, как на старого приятеля. Гост? Может быть. Августус как-то говорил о нем, акцентируя внимание на одежде и прическе Госта. По описанию это он и есть.
- Добрый вечер, - поздоровалась с мужчинами Лизабетт, улыбаясь.
Дружелюбно улыбаться она совсем не умела. Поэтому и эта попытка провалилась. Улыбка у Батори едва напоминала оскал хищника, готового накинуться на жертву. Руквуд не обращал на это внимания, но как отреагирует незнакомец? И где-то Лиз видела его лицо.

+4

5

Руквуд улыбнулся, спускаясь по лестнице со второго этажа. В руке у него был стакан виски, а в коричневатой жидкости плескался кубик льда. Одет он был парадно, даже более: не на каждый прием Августус собирался в таком виде. Черный пиджак из темно-зеленого бархата, черные брюки из бархата, черный шейный платок, с плетеной каймой; платок был закреплен брошью, в центре которого красовался рубин. Кроваво-красный рубин. Пиджак был застегнут всего на одну пуговицу, но придавал Руквуду солидности и визуально придавал ему несколько лет, что было немаловажным фактором в руководстве организацией магов.
— Здравствуй, Джой Гост. — Руквуд широко улыбнулся не потому, что он был рад видеть старого школьного друга, а потому что предвкушал свою победу в необъявленной войне с политическими взглядами тех, кто притеснял и унижал чистокровных.
При его появлении все мысли о спиртном были отброшены вместе со стаканом, теперь он являлся ненужным атрибутом предстоящего зрелища. Джой кинулся к Августусу, заключив его в крепкие объятья все такого же мальчишки. Руквуд младший похлопал парнишку по спине и рассмеялся:
— Я так рад, что ты здесь, мой друг. Ты будешь мне очень полезен этой ночью. — Похоже, шеф был воодушевлен, похлопывая музыканта по спине.
Скрипнула дверь, раздался голос. Очень знакомый и такой дорогой, пусть Руквуд и отрицает это временами. Пожалуй, слишком часто, чем того требовала бы ситуация.
— Отвечая на твой вопрос, Гост, хочу представить тебе ее: Лизабетт Батори – моя избранница.
Руквуд высвободился из объятий друга так же ловко, как ребенок разрывает нить, обмотанную вокруг собственного пальца: почти не приложив усилий. Он подошел к девушке, стоявшей на пороге дома и без предупреждения впился в ее губы поцелуем. Страстным, наглым, жарким. Этот поцелуй показывал всем, кто присутствовал здесь, что эта девушка – его собственность, ни более, ни менее. Она всегда останется его собственностью, его вещью.
— Заруби себе на носу, Гост, что школьные годы давно прошли и сейчас, когда я вижу, что у меня хотят что-то украсть, я очень сильно злюсь. — С энтузиазмом и широкой улыбкой добавил маг, одновременно с этим давая Батори увесистый шлепок по «пятой» точке.
— А ты, сегодня, станешь моей. — Немного подумав, Руквуд добавил шепотом, пристально и очаровывая, глядя в глаза, своими опасными, но сверкающими глазами: —…Снова.
Не дожидаясь реакций, которые были, не особенно важны по определению жизненных ценностей мужчины, он повел обоих вниз, в подвальное помещение. Вообще-то, это был даже не подвал…их с чистой душой можно было назвать катакомбами, которые в этот вечер были щедро украшены мириадами плавающих под потолком свечей. Руквуд постарался на славу: при всей сохранившейся в помещении мрачности, свечи придавали ему некоторую долю волшебства и приятного восприятия всего, что произойдет. Обманчивого, к слову сказать.
— Итак, — Руквуд быстро пересек комнату, взяв с небольшой каминной (да, там был камин, вам не показалось) полки серебряный, охотничий нож с гравировкой и кубок, который был наполнен багровой и густой жидкостью. — Прошу вас, вытянуть руки над чашей и приготовиться к небольшим неприятным ощущениям. Хотя, впрочем, думаю, Гост, ты будешь первым.
Августус на минуту задумался, оказываясь всецело в объятьях собственного предвкушения. Об этом свидетельствовала улыбка, которая, появившись на губах мужчины, становилась с каждым мгновением все шире.
— Ну что, Джой, будешь первым, как там говорят…летчиком испытателем?
И вновь эта улыбка, которая у кого угодно бы вызвала дрожь и холодок по спине.

+5

6

- Я и не собирался! – Рассмеялся Джой и коротко кивнул девушке, после чего склонил голову набок, дружелюбно улыбаясь.
Джой прекрасно знал, и мог различать, когда девушку можно было легко переманить на свою сторону. Виктория была явно не из таких, но попробовать стоило, поэтому Гост мысленно поставил себе галочку напротив приглашения в какой-нибудь ресторанчик в Лондоне.
- Женщина прекрасна, когда она любима. А Вы кажетесь грустной, мисс. – Шепнул музыкант, проходя мимо девушки и спускаясь в подвал.
Шеф, кажется, был воодушевлен всем происходящим и тем, что произойдет в дальнейшем. Джой, немного растерянный в душе, спустился по лестнице и был искренне поражен:
- Вот это да, Августус… - Выдохнул парень, и похлопал друга по плечу. – Выглядит грандиозно просто, ты молодец.
Обстановка царила пугающе-очаровательная, тем не менее Гост немного начал жалеть, что появился в этом месте без сопровождения своего личного доктора. Руквуд взял в руки кубок, кинжал, и подозвал к себе музыканта, сделав акцент на слове «первым». Джой вздохнул. Но делать было нечего.
- Ты мне хоть скажи, что ты будешь со мной делать?
Гост расстегнул черное пальто, сбросив его на пол и не особенно заботясь о том, куда оно упадет, затем скинул рубашку и остался в одной белой майке. Руквуд выжидающе смотрел на музыканта, пока тот соображал, что шеф требует вытянуть руку. Джой подчинился, вытянув левую руку над чашей так, чтобы запястье находилось прямо над «горлом» сосуда. Страх зарождался в глубине живота, переходил к пищепроводу, затем останавливаясь где-то в районе гланд.
- Что, теперь будешь кровопусканием заниматься? – Криво улыбнулся мужчина, подавляя собственный дискомфорт и легкую панику.

p.s  простите что так мало.

+2

7

Руквуд, такой Руквуд. Он никогда не любил, когда брали что-то его. И с Лиз будет так же.
— Отвечая на твой вопрос, Гост, хочу представить тебе ее: Лизабетт Батори – моя избранница.
«Ха, а про Викторию ни слова»: злорадно отметила про себя Батори, ехидно поглумившись над своей спящей соседкой «по телу». И этот спонтанный поцелуй. Лизабетт понимала, что Августус демонстрирует её принадлежность ему, чтобы Гост, если, конечно, ему придет это в голову, не воспринимал её, как свободную девушку.
— Заруби себе на носу, Гост, что школьные годы давно прошли и сейчас, когда я вижу, что у меня хотят что-то украсть, я очень сильно злюсь. — Сказал самое главное Руквуд, наглым образом шлепая Батори, и повернулся к девушке, — А ты, сегодня, станешь моей… Снова.
- Отлично, - улыбнулась Лиз, немного отстраняясь от Августуса.
Руквуд, это уже давно не новость. Твоя, но на сколько это?
Нет, Батори не волновали особенности их взаимоотношений, если это вообще можно было так назвать. Скорее это сделка, цена которой ей не понятна до сих пор. А платить надо за все. Особенно за удовольствия. Лиз никогда не жалела ни себя, ни своих жертв, зато ей на секунду стало жаль тихую и робкую Викторию, которая мирно спала уже почти месяц и даже не думала просыпаться. Наверное, именно эту грусть заметил Гост:
- Женщина прекрасна, когда она любима. А Вы кажетесь грустной, мисс.
Я его видела. Ну видела же.
Лиз не стала ничего отвечать, лишь пошла следом за мужчинами. Да, Руквуд расстарался на славу, украсив проход. Батори, совершенно не стесняясь, разглядывала свечи, что парили в воздухе.
Совсем как в Хогвартсе. Славное было время.
Лицо Госта. Знакомое лицо. Дурацкое состояние, когда попытки вспомнить что-то важное заканчиваются полным провалом, а внимание практически рассеивается, образуя пустоту и некую отчужденность действительности.
— Ну что, Джой, будешь первым, как там говорят…летчиком испытателем? -  Руквуд начал какие-то приготовления, Лиз толком не рассмотрела  - обзор загородил Гост.
- Ты мне хоть скажи, что ты будешь со мной делать? – поинтересовался Джой, снимая верхнюю одежду до майки. - Что, теперь будешь кровопусканием заниматься? – Лиз подавила улыбку. Джой не заметит, Руквуд не оценит.
Что-то важное происходило в этом подвале, по крайней мере, так чувствовала Батори. И фраза Руквуда: «А ты, сегодня, станешь моей… Снова.» была тому доказательством. Нормальные бы девушки подумали об определенной вещи, точнее взаимодействии, но не Батори. Обычно такое взаимодействие с Августусом происходило спонтанно и не всегда осознанно. Со стороны Лиз точно. Она такое никогда не планировала, все происходило само собой. Вот и сейчас, Батори внимательно смотрела на Руквуда и его приятеля в ожидании их действий.

0

8

День выдался не из лучших. С новым изобретением зелья, призванного вызывать провалы в памяти именно на те моменты, которые были необходимы, ничего не получалось и при попадании жидкости в любой напиток, будь то яблочный сидр или эльфийское вино, содержимое стакана меняло цвет на черный и спустя несколько минут стекло покрывалось трещинками от сильного перегрева.  Современным волшебникам было трудно объяснить, что небольшие темные элементы в супе это всего лишь английский тмин, а не плодовые мошки, что уж говорить о  вине черного цвета, рискующим вырваться на столешницу от поднимающейся температуры. Надо было срочно придумать что-то новое, что не вызовет подозрений у посетителей кафе, ведь если зелье будет действовать, можно будет забыть о заклинании Обливиэт и перестать копить магов, страдающих потерей памяти. Ведь рано или поздно больница святого Мунго сложит количество обращений и серийная периодичность случаев может дойти до аврората.
Хм, что может быть настолько горячим, чтобы подавать напиток в металлических чашках? И при этом иметь нормальный цвет, приближенный к черному.
Задумавшись, Забини пробежала пальцем по полочкам со стеклянными баночками, заполненными какими-то листьями, ягодами и жидкостями. Рука остановилась на двух рядом стоящих баночках, с надписью на латыни «черноплодная рябина» и «шиповник».
А это вариант.
Схватив баночки и достав оттуда несколько ягод,  девушка поместила их в маленькую металлическую плашку, залив кипятком. Жидкость начала быстро приобретать кирпично-красный оттенок, становясь все темнее и наконец, достигнув необходимого результата. Приятный аромат будоражил, как если бы кто-то под действием Империо притягивал к небольшой плашке.
- Вот и выход. Драфт!. – Улыбнувшись и покрутившись на стуле с плашкой в руке, Фрида позвала кулинарного творца и по совместительству «владельца» кафе. Гоблин тут же появился в темном кабинете Забини, с интересом изучая плашку, которую держала девушка, – у нас новое дополнение в меню. Чудесный напиток из шиповника и черноплодной рябины, который следует подавать в металлических чашках в горячем виде.
- Замечательно, мисс Забини. Что на этот раз? – глаза гоблина загорелись, предвкушая что-то интересное.
- Память. Выборочная. Надо же обезопасить свои эксперименты. А то скоро не останется ни одного мага с безупречной памятью. Во всем должно быть равновесие. – улыбнувшись, девушка протянула плашку гоблину, мимолетно взглянув на часы. – только не переборщи с количеством, чтобы цвет получился именно такой… Мерлин! – следя за бегущей секундной стрелкой на старых часах, Фрида схватила пальто со стула. Девушка практически опаздывала на важную встречу, которая определенно должна была перевернуть обыденный мир волшебницы с ног на голову.  По крайней мере тот привлекательный мужчина, который  как-то появился в кафе под самое закрытие, сказал, что если она придет, назад дороги уже не будет.
Встречу с Августусом Руквудом Забини помнила в деталях, как будто это было вчера. Привлекательный мужчина, хорошо одет и отказывается от выпивки, в которой есть хотя бы один грамм алкоголя, довольствующийся черным кофе в прозрачной высокой кружке из самого тонкого стекла. На кухне лопнуло шесть чашек, прежде чем кофе удалось удержать в хрупкой посуде. Он либо знал, либо был очень осторожен и умен. Либо и то и другое  вместе взятое. Интерес настолько съедал девушку, что она даже покинула собственный кабинет, на ходу завязав фартук официантки. Она потратила несколько минут, чтобы предложить самые коронные блюда заведения. А он поднял голову, улыбнувшись и сказав: «Я знаю Ваш секрет».
- Секрет? Только один? Жаль, а я уже подумала, у меня поклонник появился. В таком случае готова предложить небольшую экскурсию.
Августус был первым, кто увидел страшный механизм кафе изнутри и именно тогда он сказал, что у него есть что-то действительно интересное для неё. И вот теперь практически настало время часа икс.
- Драфт, подари наш новый напиток за счет заведения вон тому посетителю. Судя по кашлю, простуда его очень сильно мучает. Зелье на столе, и не забудь подробно описать эффект, сегодня ты будешь моими глазами, – откинув крышку сундука, девушка торопливо пробежалась пальцами по колбочкам и быстро извлекла зелье удачи.
Ведь негоже приходить в гости без подарка.
- У меня очень важная встреча, на которую я кажется начинаю опаздывать. Где у нас эльфийское вино, то что красное, терпкое и немного горчит, и не попавшее под мои эксперименты? – Драфт удивленно указал на полку в кабинете. Взяв одну из бутылок, Фрида торопливо покинула кабинет, а затем и кафе.
Аппарировав в самую старую часть Лондона, окраину, на которой практически не было людей, девушка на секунду остановилась около ветхого дома, на котором даже табличка с указанием номера дома и улицы казалось держалась на добром слове и гоблинской синей изоленте.
Однако я ожидала большего. Но адрес тот.
Поднявшись по лестнице, которая на нескольких ступенях успела превратиться в каменную серую крошку, Забини остановилась у двери, произнеся слова, которые сказал Августус, перед тем, как покинуть кафе.
Дверь скрипнула и Фрида шагнула вовнутрь, не веря своим глазам. Ветхий снаружи, дом с верхом покрывал свою невзрачность всем тем, что находилось внутри.
Не дурно, гарпии меня подери!
Сделав несколько шагов, Забини услышала голоса как минимум троих, доносящиеся вероятно с гостиной. Мимолетно посмотрев на часы, застывшие ровно на восьми вечера, Фрида улыбнулась.
Надо же, даже не опоздала.
Сняв пальто и повесив его на единственную свободную вешалку, будто хозяин дома был уверен, что она точно придет, Фрида медленным шагом пошла на голоса.

Отредактировано Frida Zabini (Сб, 26 Окт 2013 16:14)

+1


Вы здесь » Hysteria. » Архив игровых тем » Burn it to the ground