Hysteria.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hysteria. » Архив игровых тем » Смотри, как плавится металл в горниле


Смотри, как плавится металл в горниле

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Название отыгрыша: Смотри, как плавится металл в горниле
Действующие лица: Zlatenika Dolohova, Edward Talbot
Предыстория:
- Ты отправишься в Хогвартс и проведешь там полный год.
- Да, учитель.
- Это чужая страна, но, если понадобится, ты умрешь, защищая идеалы добра и света в этой стране.
- Да, учитель.
- В Хогвартсе ты найдешь профессора Талбота и передашь ему вот это письмо. А теперь иди.
- Да, учитель.
Спустя неделю ты стоишь в кабинете профессора Эдварда Талбота и протягиваешь ему то самое письмо, только лишь приблизительно догадываясь, что в нем. Но скоро ты узнаешь, девочка, станет ли профессор Талбот твоим проводником и помощником в этом, по сути, чужом для тебя мире под названием Магическая Британия? Или, может быть, тебе придется барахтаться самой?
Место действия: кабинет профессора Эдварда Талбота
Время действия: 2 сентября 2022 года
Рейтинг: затрудняюсь пока определить

Отредактировано Zlatenika Dolohova (Ср, 19 Дек 2012 11:21)

0

2

Сентябрь...
На подоконники ложится листопад.
Крадется смерть на мягких лапах вдоль оград,
Занесена коса...

Директор школы чародейства и волшебства Минерва МакГонгл вошла в кабинет профессора ЗОТИ Эдварда Талбота примерно в 3 часа по полудни. Внешне она была, как и всегда, строга, спокойна и собрана, но внимательный человек мог бы с удивлением отметить, что она несколько обескуражена. Прямо скажем, даже слегка выбита из колеи.
За ней неслышно ступая, следовала рыжеволосая девушка с конвертом в руках. Эта самая девушка именем Златеника Долохова и была причиной некоторой нестабильности морального состояния Директора.
Прежде, чем навестить Талбота, они провели крайне познавательные для Минервы полчаса в ее личном  кабинете. Женщина всегда знала, что в Дурмстранге несколько иные нравы и методы воспитания, нежели в Хогвартсе, но она даже и близко не догадывалась о некоторых тонкостях. Так, мисс Долохова попросила разрешения бегать по утрам в любое время года и в любую погоду. Мисс Долохова  попросила разрешения помогать лекарю в больничном крыле.  Мисс  Долохова попросила разрешения на участие в расследовании взрыва.
В общем, мисс Долохова попросила много всего… ммм, неожиданного. А еще она задавала странные вопросы. Например, есть ли в Хогвартсе гимнастический зал? Можно ли купаться в Черном озере? Насколько опасен Запретный лес?  В итоге Директору начало казаться, что она участвует в допросе с пристрастием, причем в качестве допрашиваемого.  В итоге она почла за лучшее прекратить разговор и отвести девчонку к профессору ЗОТИ, как и просил ее месяцем ранее в письме старый знакомый Януш Корчинский. 
- Профессор Талбот, я хочу представить Вам нашу новую ученицу, Златенику Долохову. Девушка вышла из-за спины директора и поклонилась, на мгновение одарив профессора пристальным взглядом фиолетовых глаз. Она переведена в Хогвартс из Дурмстранга и распределена на седьмой курс факультета Рейвенкло. О том, что девушка будет учиться на факультете Ровены, свидетельствовали нашивка на ее мантии и галстук. У мисс Долоховой есть для Вас письмо от ее Декана профессора Корчинского. Я не знаю, что там написано, но прошу вас отнестись к этому со всей серьезностью.  А сейчас я оставлю вас. С этими словами Директор покинула кабинет профессора ЗОТИ.
Рыжеволосая Долохова, ступая все также неслышно, подошла к столу Талбота, молча протянула ему вышеупомянутое письмо, а затем снова отошла, дабы не мешать чтению.

Уважаемому профессору Талботу от профессора Корчинского

Уважаемый, профессор Талбот.
Отправляя в Хогвартс одну из лучших свои учеников, я прошу Вашего участия в ее судьбе. Если Вы возьмете на себя труд помочь моей подопечной совершенствоваться в области защиты от темных искусств, то я прошу Вас отнестись к Долоховой крайне серьезно. Не давайте ей спуску, муштруйте настолько сурово, насколько сможете. Мракоборчество ее путь и ее призвание, и только тернии помогут ей стать лучшей из лучших. Я знаю, что в Хогвартсе, в отличии от Дурмстранга, не применяются телесные наказания, но я верю, что в случае необходимости Вы сумеете найти подходящую замену.
Нынешний уровень подготовки моей подопечной приблизительно соответствует уровню выпускника школы авроров, которая существовала при Аврорате Министерства Магии Британии лет сорок назад. Не щадите ее, профессор Талбот, бросайте в самое пекло. Бросайте и смотрите, как плавится металл в горниле.
Кроме того, я прошу Вас научить ее магии Патронуса. Этот раздел Чар не изучается в Дурмстранге. Однако совершенно официально изучаются два Непростительных проклятья - Круцио и Империо. Я оградил свою подопечную от глубокого изучения этих проклятий, дабы душа ее осталась чиста, и она бы смогла овладеть Патронусом.
Если Вы примите отрицательное решение или решите перепоручить Долохову другому профессионалу в области защиты, прошу написать мне об этом, дабы я решил, как действовать дальше.
С уважением,
Януш Тадеуш Корчинский. 

Если судить по письму, из нее растили идеального аврора, идеального солдата без половой принадлежности. Но, как ни странно, она не выглядела пацанкой. Не было и видимых шрамов и синяков, свидетельствовавших  бы о суровом воспитании. Длинные расчесанные волосы, ухоженные руки и миловидное лицо  с тонкими чертами – аристократка чистой воды. Такими, обыкновенно, в Хогвартсе полнился Слизерин.
На первый весьма поверхностный взгляд Злата казалась крайне хрупкой. Но взгляд наметанный не преминул бы отметить, что за внешней хрупкостью срывается натренированное тело, привыкшее к высоким нагрузкам.
Ожидая пока Талбот дочитает письмо, Злата застыла фактически по стойке смирно,  по обычаю Дурмстранга опустив глаза в пол.

Отредактировано Zlatenika Dolohova (Ср, 19 Дек 2012 17:30)

+2

3

Мысли блуждают во тьме, в полумраке моего кабинета, в котором есть только я и мои мысли.
С начала учебы в школе прошло всего несколько дней, а я уже устал от всей этой галиматьи, от головной боли, которая преследует меня с самого первого дня.

Он поднимается, уверенно подходя к небольшому шкафчику. Достает из него бутылку из белого стекла, бокал и возвращается к своему столу. Начинается приготовление спасительного зелья, которое поможет расслабиться в этот ужасный вечер. Что гнетет Эдварда? Он и сам порой не понимает, откуда берутся все эти мысли, откуда все эти проблемы? Быть может все это ложное, ненужное?
Взмах палочкой и в стакане появляется кубик льда, плотно зажатый между края бокала. Сверху щедро наливается виски, а спустя одно всего лишь мгновение, в дверь раздается стук:
- Войдите. – Устало отзывается профессор, и убирает все защиту с входной двери.
На ковре появляется МакГонагалл, повествуя какую-то потрясающую историю, о студентке, которая даже не с его факультета. Головная боль усиливается, а сознание почти вслух подсказывает: «откажись от этого, Эдди».
Весь рассказ директора профессор ЗоТИ только кивал головой, продолжая иногда пить желанный виски из стакана. Из-за спины женщины вышла девушка, довольно худощавая, забитая и почти неживая. Эдвард поерзал на стуле, и поставил, наконец, стакан на стол, отодвигая его от себя.
Директор покинула кабинет,  оставив их наедине. Пару минут Эд взирал на письмо, протягиваемое ему, как на нечто сверхъестественное и чужое. Затем, все же, забрал его и прочел.
С первого раза он, естественно, ничего не понял, посему, пришлось читать еще дважды. После чего Талбот отложил письмо, сделал щедрый глоток из стакана, осушая его, и вернул свое внимание девушке.
Он изучающее разглядывал новенькую, не понимая, почему именно он, стал избран для ее «опекунства». Талбот прослужил в Аврорате всего год, с каким-то незначительным хвостиком. Да, он довольно хороший дуэлянт и знаток в темных искусствах, если конечно, можно было так сейчас сказать, но это ничего, абсолютно ничего не решало.
- Итак, Златеника Долохова.
Изучающий взгляд на пергамент с недописанным письмом, лежащим на краю стола. Мысленно возвращаясь от него к студентке, Талбот замечает фамилию, слишком уж знакомую ему, слишком уж знакомую для того, чтобы сейчас ничего не сказать по этому поводу.
- Дочь Антонина Долохова, поправьте меня, если я ошибаюсь, Пожирателя Смерти, явилась ко мне из Дурмстранга, чтобы изучать Темные Искусства под моим началом? – Едкий смешок, на который Талбот в принципе не был способен, а тут вдруг «раз»!
Генри опускает локти на стол, а лицо прячет в ладонях, делая глубокий вдох. Мысленно он мгновенно проклял свое согласие встать на пост профессором ЗоТИ, потом еще, каким-то чудом он стал деканом Гриффиндора, а теперь еще и дочери Пожирателей присланные не пойми кем невесть откуда, страстно желают научиться обороняться от Темных Сил.
- По большому счету, все то, что написал Ваш бывший наставник, мисс Долохова, для меня, как пустой звук и надеюсь, Вы это понимаете. Так как я не знаю этого человека, так же, как и Вас, мне потребуется узнать о Ваших знаниях из Ваших уст. – Пауза, доливает себе виски в бокал и делает глоток, даже не смотря на студентку. – Для начала напишите мне ЭССЕ на тему «История Мракоборчества». Эту работу мне сдавали в сущности все студенты, за исключением тех, кто просто забыл о домашнем задании, и, как я уже убедился, оно вполне выполняемо.

+4

4

Столько лет
Скользить по грани между «да» и «нет».
Осенний ливень заливает свет,
И свет неверен отныне.

- Дочь Антонина Долохова, поправьте меня, если я ошибаюсь, Пожирателя Смерти...
Златеника так и знала. Так и знала, что имя отца, которого она никогда не видела, всплывет в ее жизни в самый неподходящий момент. В Дурмстранге, где каждый третий был наследником или потомком довольно сомнительных личностей с точки зрения Света и Добра, ее фамилия не являлась ни предметом сплетен, ни ненависти, ни заискивания. Однако здесь, в Хогвартсе, все могло измениться, причем совершенно в любую сторону. Обе британские магические войны XX века как часть исторического наследия в Дурмстранге вскользь проходили на уроках Истории магии. Гораздо более подробно разбирали борьбу с Волдемортом на Основах Мракоборчества, как и борьбу с Темной Леди Эрешкигаль, Темным Лордом Целлариусом, Владом Цепешем и далее по этому мрачному и кровавому списку. Так что Злата прекрасно знала о деятельности своего отца в составе организации Пожиратели Смерти или же более пафосно Вальпургиевы рыцари. Стоит сказать, что тут еще постарался и дед - Войцех Долохов, ненавидевший своего сына, кажется, до собственного умопомрачения. В общем, причин для того, чтобы благородно возмутиться в ответ на едкое замечание, у Рокс не было совершенно.
- Вы правы, профессор. Антонин Долохов мой отец. Но, как говорят в Восточной Европе, дети не в ответе за поступки родителей, - девушка говорила негромко и с легким акцентом, но дикция была чрезвычайно четкой - никакого "мямлинья" или проглатывания окончаний - Чары не прощают плохого произношения. Это Вы еще просто не знаете, что мою родню по матери, и ее саму в первых рядах, обвиняли в пособничестве румынским вампирам. За что потом и уничтожили через год после моего рождения. А также, что моя бабка в пятом колене была из рода Цепеш. Мрачно усмехнулась про себя Злата. Я в сомнительных родственниках, как в шелках, профессор Талбот. Тень моего отца не падает на меня, обязывая продолжить его "дело". Скорее, напротив, побуждает меня к тому, чтобы противодействовать тьме во всех ее проявлениях. А особенно, если эта самая тьма вдруг притаилась во мне самой. Злата говорила немного странно, словно бы персонаж из какой-то старинной книги. Но это был вовсе не показной пафос, а просто, так сказать, тонкости перевода. Все-таки английский не был ее родным языком.
Но если высказывание про ее родственные отношения с Пожирателем Смерти никак не задели ни самолюбия, ни гордости девушки, то пассаж про "бывшего наставника" заставил Златенику возразить.
- Бывших наставников не бывает, профессор, - парировала Долохова, смягчив свой, возможно, несколько резкий ответ, скользнувшей по губам неожиданно мягкой улыбкой. А что до моих знаний и способностей, то я и не рассчитывала произвести на Вас хоть какое-то впечатление без их предварительной демонстрации. Кроме того, профессор, я не питаю иллюзий, что Вы останетесь мной довольны с первого же раза.
Златеника уже примерно догадалась о содержании письма, поэтому сразу же хотела расставить все точки над i.
- Для начала напишите мне ЭССЕ на тему «История Мракоборчества».
Признаться честно, Злата была крайне разочарована... она-то думала, что ее попросят продемонстрировать умение владеть Чарами или навыками беспалочкового взаимодействия... а тут эссе... Но Дурмстранг великолепно учит мгновенно справляться с разочарованием, ровно как и с неуместным выпендрежем. Плюс уважение к преподавателю, которое у студента, по мнению Златы, должно быть априори до тех пор, пока преподаватель не совершил на твоих глазах что-либо его порочащее, тоже никто не отменял. Поэтому вместо того, чтобы продемонстрировать неудовольствие, девушка просто задала несколько уточняющих вопросов:
- Какие сроки сдачи? Есть ли какие-то ограничения по объему?
Для того, чтобы написать это эссе, девушке даже не надо было сидеть в библиотеке. Все, что она знала об истории Маракоборчества намертво засело у нее в голове, также, как и практические занятия, на которые Корчинский был крайне щедр.

Отредактировано Zlatenika Dolohova (Пт, 21 Дек 2012 17:08)

0


Вы здесь » Hysteria. » Архив игровых тем » Смотри, как плавится металл в горниле