Hysteria.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hysteria. » Архив игровых тем » Разбитые зеркала


Разбитые зеркала

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Название отыгрыша: Разбитые зеркала
Действующие лица: Edward Talbot, Augustus Rookwood, Claire Blackwell
Предыстория:
— Простите, сэр, это моя вина…
— Да, именно, Вы абсолютная бездарность, мисс.
Он холоден, как всегда. У него словно нет эмоций, у него словно нет никаких чувств, будто бы он играет своими длинными пальцами пианиста на струнах моей души. Почему я вообще думаю о нем? Он не стоит ничего. Ни моих слез, ни моих криков. Почему я плачу?
Место действия: Хогвартс, двор перед школой, окрестности.
Время действия: 2022 год, 20 сентября.
Рейтинг: Как пойдет.

Отредактировано Claire Blackwell (Пн, 17 Дек 2012 02:15)

+3

2

Бежать, бежать вперед без оглядки. Плевать, что стены впереди и позади, стесняют сознание, создают клетку из воспоминаний. Ненависть к происходящему, ненависть к собственной бездарности – ее нужно было распределить на факультет Хаффлпафф, где она была бы серой посредственностью, или, наоборот, благодаря качествам лидера бы вела за собой весь этот невзрачный, черно-желтый дом.
Девушка бежит вперед и почти достигает внутреннего двора, останавливается у колонны, опираясь руками на нее, а позже и лбом. Плечи содрогаются от беззвучных рыданий: самосожаление, самобичевание и горечь. Стыд, гнев, но больше, конечно же, стыда. Ведь она убежала прямо из класса, прервав причитания одной из «умниц», поспешивших на помощь упавшем профессору Руквуду.
«Я ошибся, мисс Блэквелл. Вы совершенная бездарность…»
Его фраза промелькнула в голове как острый нож, входящий в плоть, разрезающий ее и выходящий с другой стороны. Тишина вдруг нарушается истошными рыданиями, которые все же вырвались из уст бледной и запыхавшейся студентки. Она дрожала, не находя в себе силы защититься даже от холодного ветра, что проникал под мантию и блузку. Ее осень тронет ветром, ее осень тронет свежестью холодных слез, скользящих по бледной коже.
Тонкие пальцы рук сжимаются в кулак и сквозь очередной всхлип костяшки правой руки ударяются о ледяную поверхность старой колонны.
Ненавижу свою бездарность, ненавижу свое невезение! Терпеть не могу эти руны, кому они вообще нужны?!
Вновь удар и рука в бессилии опускает, ложась вдоль тела, а позади, слышатся шаги.
Клер не оборачивается на звук, хотя стоило бы, ведь в школе вновь наступило опасное время. Но вопреки призывам разума, девушка остается стоять спиной к неизвестному. А он молчит. Почему? Ему же есть что сказать, раз он пришел за ней. Как она узнала? Сбитое дыхание, громкое, одышка – он уже взрослый, скорее всего, курит, не бережет свои легкие и выглядит ужасно устало, так как ночами не спит.
Не буду поворачиваться. Не хочу показывать ему свою слабость, не люблю выставлять напоказ свои чувства.
Мысли бурным потоком проносятся в голове, и Блэквелл вновь сжимает руку в кулак.

+5

3

«Глупая девчонка…» пронеслось в голове у Руквуда, и он рывком убрал от себя руки какой-то студентки, которая все занятие глазами раздевала молодого профессора.
— Страница учебника номер тридцать шесть. Занимайтесь самостоятельно, а я верну нашу беглянку в класс. В конце урока я хочу видеть Ваши работы на краю своего стола.
С этими словами Руквуд зашагал прочь из кабинета, стараясь не обращать внимания на перешептывание. «Дети, особенно девочки, в этом возрасте, такие впечатлительные…радости преподавания».
Как только дверь за спиной Августуса закрылась, он сорвался с места, бегом преодолевая расстояние между его кабинетом и лестницами. Поздно поняв, что он не видел, куда именно убежала девушка, волшебник чертыхнулся и, достав палочку, сотворил поисковое заклинание. Серебристо-белая дымка помчалась вниз, минуя ступени; Руквуд устремился следом, перепрыгивая по две, а то и три ступени.
Наконец дымка привела его к небольшому коридору, соединявшему замок с теплицами и домиком лесничего. Девушка плакала, опираясь лбом в одну из каменных колонн. Руквуд сбито дышал после быстрого бега, сделал, было, шаг к ней, но остановился, не совсем понимая, как действовать в такой ситуации.
Но вдруг она замолчала, видимо, услышав его шаги и дыхание, и только тогда Руквуд шагнул навстречу к ней. Он шагал размеренно, медленно, и старался не напугать ее своим внезапным появлением рядом с ее плечом:
— Мисс Блэквелл, — голос был слегка хриплым, — простите мне мое выражение, я обидел Вас не специально.
Но в ответ она лишь вновь заплакала. Августус вздохнул и коснулся рукой ее пальчиков: холодная рука словно ударила током. Руквуд сжал ее тонкие пальчики, и дождавшись взгляда в глаза, проговорил:
— Ты холодная…
«Почему она такая холодная? Несколько минут под осенним ветром не могли так остудить тело. Не важно…» Руквуд смотрел на нее, как на что-то недосягаемое, нежное, как на маленькую пылающую звездочку, и она сейчас была в его руках: напуганная, дрожащая, милая… «Черт, а губа-то у тебя не дура, Талбот…»
Секундное колебание, и вновь опущенная голова девушки приподнимается за подбородок двумя пальцами Руквуда. Профессор не знает, что им движет, точнее до этого момента, он считал, что ему вполне понравилось бы зрелище ее заплаканных глаз, увидев желанное, он понял, что хотел бы сейчас ее губы. Покусанные, нежные, пухлые губы девушки своего врага. Точнее, она ему и не девушка вовсе, да это было и неважно.
— Клер, — Руквуд медленно приближается к ее лицу, другой рукой обхватывая за талию и прижимая к себе, — пожалуйста…
Губы касаются ее губ. Вначале нежно, несмело, а затем более уверенно. Она не отвечает, видимо в шоке, а затем слабо прижимается, закрывает глаза: прекрасное зрелище для усталого взора мужчины. Он скользит языком по дрожащим губам, сладостно считая каждую секунду, оттягивая момент неизбежной пощечины. Ладонь на ее хрупкой спине прижимает тело девушки все ближе к себе: «Молодец, не сопротивляйся мне, вот так. Зачем он тебе, Клер? Я могу показать тебе намного больше…»

+5


Вы здесь » Hysteria. » Архив игровых тем » Разбитые зеркала